"Поддержать"
Новости
Все новости

Валдис Домбровскис: "На карту поставлен мир в Европе, ЕС готов к большим потерям"

Валдис Домбровскис: "На карту поставлен мир в Европе, ЕС готов к большим потерям"

В начале недели Киев посетил исполнительный вице-президент Европейской комиссии Валдис Домбровскис. Основная цель – обсудить детали экстренной помощи от Европейского Союза: макрофинансовый пакет – 1,2 млрд евро кредита и дополнительные грантовые 120 млн евро на устойчивость и государственное строительство. Этой поддержкой партнеры хотят дать сигнал инвесторам, что Украина финансово стабильна и Евросоюз не покинет ее в кризисные времена.

Между встречами с украинскими чиновниками удалось коротко поговорить с вице-президентом о том, когда ждать денег, на каких условиях, а также о единстве европейских стран по санкциям против России.
– Чувствуете ли вы себя безопасно здесь, в Киеве? Украинцы собирают тревожные чемоданчики, посольства вывозят семьи своих сотрудников и неосновной персонал.
– Я знаю, это очень напряженная ситуация. Именно поэтому важно, чтобы мы демонстрировали постоянную ангажированность, поддержку и присутствие здесь.
В эти дни Украина принимает очень много гостей высокого уровня, включая президентов и премьер-министров, приезжающих сюда, чтобы продемонстрировать солидарность, присутствие, а таким образом и успокоить. Это, в частности, одна из целей моего визита.
– Вы согласны с тем, что Украина недооценивает опасность?
– Честно говоря, нет. Я думаю, все понимают, что ситуация очень серьезная – как с точки зрения безопасности, так и в экономическом аспекте. Поэтому, с одной стороны, важно не паниковать, но одновременно – сосредоточиться и решить, как лучше действовать, чтобы минимизировать угрозу.
– Вы встретились с президентом и премьер-министром Украины. Главная тема переговоров – поддержка, в том числе финансовая. На каких условиях будет предоставлена эта "чрезвычайная" макрофинансовая помощь в размере 1,2 миллиарда евро?
– Эта помощь не предусматривает специфических затрат. Она – для поддержки бюджетных нужд государства. Мы выплатим ее двумя одинаковыми траншами по 600 миллионов евро. Первый транш поступит, безусловно, после выполнения всех формальностей. У второго транша, как всегда, будет условие – определенные реформы.
В предыдущих программах эти условия были связаны с эффективностью государственного управления и управления государственными предприятиями, имплементацией антикоррупционных реформ, некоторыми отраслевыми вопросами, например, с реформой энергетического сектора. Поэтому я думаю, что это будет нечто похожее.
Но мы должны понимать, что это "чрезвычайная" макрофинансовая помощь. Поэтому условия должны быть пропорциональными. Такая помощь всегда привязана к существующим договоренностям с МВФ.
Мы будем работать над еще одной макрофинансовой программой помощи. Поэтому важно, чтобы после этого соглашения ожидания были оправданы и сотрудничество с МВФ тоже продолжилось.
– В этом году Еврокомиссия также почти удвоит свою двустороннюю помощь Украине. Будет выделено еще 120 млн евро. Эту помощь еще должен одобрить Европейский парламент?
– Да, Европейский парламент и Совет. Надеемся, это произойдет довольно быстро – к середине февраля. В настоящее время началась работа над политическими условиями на уровне экспертов. Мы бы хотели, чтобы Меморандум о взаимопонимании между ЕС и Украиной, также нуждающийся в ратификации Верховной Радой, был согласован как можно быстрее после того, как Совет и Европейский парламент примут пакет.
– Украина не всегда демонстрирует успехи, когда речь идет о реформах, в частности, антикоррупционных. К примеру, ЕС уже предупреждал о приостановлении безвиза из-за задержки с избранием руководителя Специализированной антикоррупционной прокуратуры. Может ли это препятствовать получению этой помощи?
– Обе программы – и макрофинансовая, и грант на 120 млн – уже объявлены, и мы планируем выделить эти средства. Конечно, под конкретные результаты и реформы, которые мы должны обсудить. Разумеется, антикоррупционная тема является частью условий.
Однако сейчас важно учитывать, что мы находимся в кризисной ситуации, поэтому нужно двигаться быстро. Прежде всего для того, чтобы успокоить инвесторов по поводу финансовой стабильности.
– То есть медленные реформы никак не повлияют на предоставление этих программ?
– Когда конкретные условия оказания помощи согласованы – важно, чтобы их выполнили. Но подчеркиваю еще раз, ключевое в этой помощи в том, что она связана прежде всего с чрезвычайными обстоятельствами.
– Согласовываете ли вы пакет санкций Евросоюза против России с украинскими властями?
– Мы не обсуждаем пакет санкций в деталях. Это больше разговор о подходах, чтобы концептуально понять, каковы ожидания Украины. Поэтому это больше концептуальные дискуссии о политических направлениях. Мы не обсуждаем драфт санкционного пакета.
– Насколько значительно различие в видении санкций украинскими властями и ЕС?
– Наши взгляды на цели очень похожи, в том числе в том, что этот пакет должен стать сильным сдерживающим фактором. Но всегда есть элементы, где можно обсудить, как лучше всего достичь этого результата. Я бы сказал, что есть согласие в том, чего мы хотим достичь с помощью этого инструмента.
– Долгое время мы не видели ясности в отношении конкретных санкций ЕС против России. Как и не было единства среди европейских стран по поводу того, какими должны быть эти санкции. Вы видите прогресс в договоренностях между странами Евросоюза?
– ЕС продвигается довольно быстро в подготовке пакета санкций. Мы координируемся с Соединенными Штатами и другими международными партнерами.
"Безусловно, это будет очень серьезный пакет, включающий персональные санкции, экономические, торговые, финансовые, а также санкции в энергетической сфере. Пока я не могу обсуждать конкретные меры, поскольку работа еще продолжается и пакет пока не опубликован, но нам уже все понятно".
Я бы сказал, что существует четкий консенсус внутри ЕС, а также на международном уровне, что это должны быть меры, которые сложно обойти. Санкции должны иметь сдерживающий эффект агрессивных действий России.
– Россия заявляет, что она готова к санкциям и, например, в случае отключения от платежной системы SWIFT – просто перейдет на другую. В этом контексте кто пострадает больше – экономики ЕС или России?
– Очевидно, что это повлияет и на экономику ЕС. Всем понятно, что не обойдется без значительных экономических расходов. Хотя санкции прежде всего призваны максимизировать влияние на Россию, мы должны быть готовы к возможному ответу России. Но на карту поставлен мир в Европе, европейская архитектура безопасности. Очень четкие и серьезные угрозы для Украины. Поэтому ЕС готов к этому, чтобы избежать дальнейшей эскалации и российской агрессии.
– ЕС активно ищет альтернативные источники поставки газа на случай обострения ситуации с Россией. Значит ли это, что Европа готова к блокированию Северного потока-2?
– В настоящее время сертификация Северного потока-2 приостановлена. Он не используется и не будет использоваться в ближайшее время. Сейчас перед нами стоит вопрос поставки газа. Цены на газ очень высокие, поставки от Газпрома ограничены, и они не намерены увеличивать их, несмотря на спрос и высокую стоимость.
"Еврокомиссия начала расследование против Газпрома, – действует ли он в соответствии с рыночными принципами. Следовательно, мы работаем над тем, чтобы увеличить поставки газа в ЕС. Сейчас много поставок сжиженного природного газа".
– Так можно ли утверждать, что общее видение санкций в странах Европейского Союза достигнуто, включая Германию?
– Да, абсолютно. Мы пришли к согласию по многим вопросам. Все согласились, что мы должны принять сильный и надежный пакет санкций. И мы видим очень хороший прогресс. Сейчас стадия финализации пакета. Договоренность включает все страны-члены ЕС.
– Во время встречи с премьером Шмыгалем вы также обсуждали перспективы Соглашения об ассоциации. Может ли эскалация вокруг Украины изменить условия или ускорить создание Зоны свободной торговли?
– Это основа нашего сотрудничества. Сейчас важно сосредоточиться на успешной реализации Соглашения об ассоциации, а также на пользе, которую она может принести. Есть определенные шаги по взаимодействию, которые мы обсуждаем, – например, так называемое соглашение об оценке соответствия промышленности. Мы рассматриваем дополнительные торговые тарифные преференции, которые ЕС мог бы предоставить Украине, мы укрепляем отраслевое сотрудничество между разными секторами. Очевидно, что у Соглашения об ассоциации есть больший потенциал, и мы должны воспользоваться этим моментом.
Юлия Банкова, главный редактор LIGA.net

Напомним
Макрофинансовая помощь (МФА) является частью более широкого взаимодействия ЕС с соседними странами и предназначена для использования в качестве исключительного инструмента реагирования на кризис в ЕС. Она доступна странам-соседям ЕС, имеющим проблемы с платежным балансом. Это дополняет помощь МВФ. Кредиты МФА финансируются за счет займов ЕС на рынках капитала. Средства предоставляются на тех же финансовых условиях, что и в странах-бенефициарах.


Подписывайтесь на аккаунт InfoKava.com в Twitter, Facebook или Telegram: в одной ленте новостей - все, что стоит знать о события в Украине и в мире о политике, бизнесе, культуре и экономике.
Ctrl
Enter
Если вы заметили ошибку в тексте
Выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Также по теме