Все новости

Татьяна Малахова: "Боль Украины - навсегда в моем сердце"



Татьяна Малахова – известный поэт и сценарист. Даже не зная её имени, телезрители хорошо знакомы с её работами.

Лучшие скетчи и монологи Евгения Петросяна, Верки Сердючки прошлых лет принадлежат перу Татьяны Малаховой, а любители сериалов, конечно же, видели «Кармелиту», «Ранетки», «Дежурный ангел». Сценарии большинства серий – её авторства. Её стихи публикуются в социальных сетях и передаются из уст в уста – сегодня публицистическая, патриотическая лирика Малаховой – наиболее сильная составляющая в объединении украинской нации.

Несколько лет Татьяна Малахова работала в Москве. Но однажды, резко оборвав свою достаточно успешную карьеру, вернулась в Украину. Годы пребывания в российской столице, как это ни удивительно, помогли ей осознать себя украинкой и навсегда распрощаться с понятием «братский русский народ».

- Татьяна, ваши знаменитое стихотворение «Здравствуй, мальчик за серым щитом…», прочитанное в самые острые дни Революции достоинства со сцены Майдана, открыло путь целой серии патриотических стихотворений, которые направлены против России, выступающей в роли агрессора по отношению к Украине. Как случилось, что вы, человек, родившийся на Харьковщине, много лет проживший в Горловке, работавший в Москве, вдруг осознали себя украинкой, да ещё и так резко выступающей против тех, кто пытается навязать Украине свою власть.

- Это был достаточно долгий и неожиданный путь. В Москву я уехала в начале двухтысячных – так всё было устроено на протяжении многих десятилетий, что успешную карьеру можно было построить только в единственной столице – Москве. И несмотря на то, что Украина уже на тот момент больше 10 лет была независимой страной, ничего, фактически, не изменилось. Первые годы меня ничего не смущало – всё получалось, никаких противоречий не было: труд оплачивался достойно, всё было нормально. Но в какой-то момент я заметила странную вещь: пока человек из Украины говорил на русском языке и позиционировал себя частью российского общества, его признавали. Но не дай Бог ему было вспомнить, что он – украинец, а Украина - государство…

Как-то мне предложили очень выгодный заказ на сценарий сериала. Я уже обсудила все подробности с заказчиком, достаточно известным в кинокругах человеком, как вдруг он попросил ввести в будущий сценарий новый персонаж. Это должна была быть домработница-«хохлушка»: «шалава, воровка и дрянь». Погодите, сказала я, но я тоже украинка, я не хочу так писать о своих земляках – подчёркивая исключительно негатив по национальной принадлежности. Ну что вы, какая же вы украинка – возразили мне. Говорите по-русски, отец – русский, да и вся Украина говорит по-русски – скоро там всё вообще будет Россия. А украинки – они все на Ленинградке стоят (это как в Киеве Окружная)…

Наш альянс не состоялся – исключительно по нравственным соображениям я отказалась от выгодного сотрудничества. А Россия, Москва, вдруг стали открываться мне с другой стороны. Я увидела, как приезжающие на заработки люди из Украины мгновенно «забывают» свой язык и подобострастно стараются понравиться работодателям, откликаясь на унизительное «хохлы». Я заметила, как киноработник, что в снимаемых в России фильмах, особенно военных, обязательно присутствует негативный персонаж, и этот персонаж – предатель, полицай, мерзавец – обязательно украинец! И много других моментов, которые – задолго до всех событий на Майдане, в Крыму и в Донбассе, задолго до агрессии России – формировали в российском обществе определённое отношение к Украине. Оно состояло в том, что если украинец говорит по-русски, признаёт величие России и ущербность Украины, свою принадлежность к «славянскому братству» и отсутствие украинской государственности, - он «хороший», свой. Если нет – недостойный или враг. Вообще, там формировался образ этакого ностальгического «СССР» - мне однажды предлагали написать сценарий о городе Иваново – именно в таком ключе: как было тогда хорошо, и не было никаких независимых Украин, Прибалтик и прочего…

- Но вы же собирались даже принимать гражданство России?

- Да, это, действительно, было так. У нас, я же говорю, всё складывалось очень неплохо: мои дети учились в хороших школах, потом в театральных вузах – всё шло к тому, что мы будем там жить. Но принадлежность к Украине по духу оказалась выше материального. Невозможно жить в условиях постоянного унижения страны, где родилась твоя мать и жили твои предки, и не иметь возможности с этим бороться. Но именно в Москве я почувствовала себя украинкой, и мои дети – тоже.

Первой в 2011 году бросила режиссёрский факультет и уехала из Москвы моя дочь. Она успешно окончила университет им. Карпенко-Карого, вышла замуж, родила двоих детей и навсегда, как и вся наша семья, перешла на украинский язык. Она мне потом, много позже, скажет, что нас Господь уберёг от того, чтобы мы стали гражданами чуждой страны.

Через год после неё уехала из Москвы я, а сын вернулся, когда начался Майдан. Он успешно служил в театре Евгения Миронова, его звали туда и позже, но это уже был не наш выбор.

Вообще, в Москве всё начало ощущаться в 2009-2010 годах: изменилось отношение к Украине у большинства представителей интеллигенции – даже у тех, кого мы привыкли считать образцом в их деятельности. Я увидела, как меняются мои знакомые и те, с кем я сотрудничала, когда дело касается именно Украины. Помните знаменитое «письмо 500» - когда в 2014 году деятели литературы и искусства России поддержали аннексию Крыма? Ну ладно, пусть 300 захотели попиариться на верноподданничестве, но ведь 200 – это истинно талантливые и умные люди. И они – искренне и без сомнений! – признали право на подлость на государственном уровне!

- Да, но, как говорят в Донбассе, начала прилетать «ответочка»…

- Ну да, что-то в этом роде. Режиссёр Алексей Учитель страшно возмущён позицией депутата Госдумы Натальи Поклонской относительно его фильма «Матильда». Самый деликатный эпитет в её адрес – «тупая». Но ведь Поклонская – из Крыма, а Учитель – ярый сторонник аннексии Крыма. Вот они и нашли друг друга. Я заметила, что в России не пытаются запоминать уроки истории. В 20-х годах - убивали. Потом в 30-х убивали тех, кто убивал в 20-х. А в 40-х расстреливали тех, из 30-х… И так бесконечно…

- Майдан для вас открыл новую страницу в творчестве – вы стали поэтом-публицистом, можно сказать, трибуном – ваши стихи жёстки и бескомпромиссны, читать их больно…

- Да, до Майдана моя лирика была, преимущественно, детской и очень мирной. Но когда начался Майдан, моя душа разрывалась от всего: от гибели красивых, умных, сильных людей, от горя, свалившегося на нашу страну, от предательства тех, кого мы считали своими близкими. И произошёл резкий поворот в творчестве: мои стихи сейчас – это боль моего сердца. Всё то, что я могла бы сказать вслух, я выражаю в своих стихах, которые пишу на двух языках - русском и украинском.

- Но сборника у вас как не было, так и нет?

- Нет. Видимо, потому что это не самоцель. Сейчас у меня другие заботы: мне хочется, чтобы был снят полнометражный фильм или создана телевизионная программа о тех, кого потеряла Украина. Никто из наших погибших не должен быть забыт. Мне очень хочется как сценаристу делать украинский продукт, без оглядки на российского зрителя, - самые лучшие сериалы в России созданы при огромном участии наших людей – от сценария до воплощения. Россияне и до сих пор приезжают к нам снимать: дёшево, выгодно и красиво. А я хочу, чтобы мы делали это у себя и для себя – на уровне общемировых образцов. Я встречаюсь с бойцами АТО – и на позиции езжу, и с теми, кто на ротации, вижусь. У нас общие мысли и надежды. И я никогда не забуду, как на одной из встреч один из воинов сказал: «Я вырос в русскоязычной семье в Одессе, но никогда больше не буду говорить на этом языке: мои палачи в плену говорили на нём, когда пытали меня…»

- Как вы относитесь к тем украинским артистам, которые объявляют себя «вне политики» и преспокойно ездят в Россию зарабатывать деньги? А к тем, которым запрещён въезд в Украину – правильна ли такая позиция нашей страны?

- Это мерзко, каким бы красивым фантиком они это ни прикрывали. Не может настоящий человек оставлять свою страну в беде и ублажать агрессора. Этому есть название, которое всем известно. Они – расходный материал для России. Жаль, что они этого не понимают. Карьера имеет обыкновение оканчиваться однажды. И жить в зрелом возрасте в своей стране в уважении – не получится. А уж если выбрали чужую, то надо быть там и не морочить никому голову своей «аполитичной позицией». Они даже не понимают, что «аполитичность» в данном случае – это одобрение агрессора. Что уж в таком случае говорить?

Что касается тех, кому за одобрение путинской агрессии запрещён въезд в Украину, то я всецело на стороне такого запрета. Ну не бывает так: ты говоришь мерзости, а потом приходишь в мой дом как гость. И все эти душещипательные разговоры на тему «украинских бабушек» ещё более чётко показывают антиукраинскую позицию этих людей.

- Как вы считаете, какова перспектива украинско-российских отношений?

- Все войны когда-то оканчиваются. Но в нашем случае разрыв – на долгие годы. И не только потому, что между нами – кровь убиенных, но ещё и потому, что желание подмять Украину под себя никуда не исчезнет в России – оно просто приобретёт иные формы. И кто знает, какая война окажется страшнее…

Відповідь російському «брату»

Татьяна Малахова

Не кори, що я зрадила руськую кров…
Не по ній рветься серце шматками!
Коли танком на Щастя поїхав твій Псков,
Вона витекла разом з сльозами!

Я кусала до болю і пальці, і губи,
Навіть чула, як кров закипає й пече,
Коли в хлопця знайшли ваші звірі тризуба
І відтяли ту руку по саме плече!

Кров юшила із хлопця і била фонтаном,
Червоніла навколо донецька земля.
Мої очі накрилися сивим туманом –
В тім кривавім потоці була і моя!

Серце билось моє наче зранена птаха,
А по жилах неслась збожеволіла кров,
Коли цвинтарем став Іловайськ, Волноваха
І дитину «розп’яв» ваш гидкий людолов!

Кров стискала мої вмить побілені скроні,
І здавалось мені - зупиняється серце,
Коли ви катували солдатів в полоні,
А живих повели по проспектах Донецька !

Мені разом із хлопцями в грудях пекло,
Коли мову і прапор ганьбили буряти.
Мої очі зелені ставали як скло,
Коли в небо пішли українські солдати.

…. Але скоро навала російськая згине.
Я не хочу твоїх запитань і розмов,
В моїм серці живе і болить Україна!
От і думай тепер, яка в мене кров…

Беседовала Александрина Кругленко
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Также по теме
Страна вооружена: СБУ изъяла огнестрел, взрывчатку и боеприпасы
Коронавирус: страшная сила статистики и графиков
Пандемия: главные новости утра 16 марта
Коронавирус наступает на человечество: как обезопасить себя от заражения
Жители Украины считают мову важным атрибутом независимости
Лучшее за неделю
Мультимедиа
Криминальный дайджест: взяточники, вымогатели и мошенники
Герус разрушил украинскую энергетику и должен ответить, - эксперты
В CERN будут строить гигантский коллайдера длиной в 100 км
Доверие избирателей к Зеленскому катастрофически падает — результаты социологического исследования
Очередной потоп в Прикарпатье: затопило десятки домов, есть жертвы