"Поддержать"
Новости
Все новости

Как относиться к «референдуму» оккупантов в Херсонской области

Что было трагедией в Крыму и ОРДЛО, превращается в цирк шапито в реалиях 2022 года. И станет документированным преступлением для будущего трибунала

Нет дискуссий о «референдуме» по поводу нового самопровозглашенного образования на юге Украины, а вопрос возникает только, как к этому относиться / действовать и стоит ли обращать внимание. Сразу после временной оккупации «Херсона» начала поступать информация о подготовке псевдо голосования за республиканский статус образования с 3-х букв там. Попробуем поделить вопросы на три блока: политический, юридический, правовой геополитический.

Политический: Херсон в осаде российскими оккупантами уже с первых дней марта. Фактически, это город, который сопротивляется 48 дней ненасильственно. Его община, как и другие на востоке и юге, демонстрировали готовность горожан выходить с украинскими флагами и без оружия голыми руками против российских танков. Митинги и выступления были массовыми и достаточно показательными. Мы не можем получить никаких замеров общественного мнения, но эти красноречивые жесты говорят гораздо больше, ведь, в условиях оккупации протесты являются смелым и показательным шагом со стороны гражданских, в отличие от анонимных ответов на опрос социологов.

Россияне не смогут даже для супер наивных «партнеров» продвигать нарратив о республиках, ведь их армия, как и росгвардия там присутствуют и именно они без имитации «прокладок» осаждают город, совершают зверства, похищают и задерживают активных граждан.

В одной из захваченных типографий Новой Каховки, как об этом сообщают в открытых источниках, уже не первую неделю печатают «бюллетени». По-моему, ситуация крайне абсурдна, потому что даже советская бюрократия выглядит идиотским шагом здесь. Всем очевидно, что никакой поддержки оккупации нет, а для самопровозглашения «республик» светить всю немощь пропагандистской машины и армии вместе не добавит баллов для внешней пропаганды. Многоходовка, которая произошла с ОРДЛО, здесь не сработает вообще. Такие действия могут потребоваться только для внутренней пропаганды, но на нее всему цивилизованному миру следует прекратить обращать внимание. Их вылечит только правда после трибунала, о котором несколько позже.

Так что с политической точки зрения такое событие будет исключительно новостным поводом для пропагандистских российских СМИ. Что было трагедией в Крыму и ОРДЛО, превращается в цирк шапито в реалиях 2022 года.

Юридический блок: референдум, как и выборы могут организовываться исключительно государством, имеют четкую процедурную рамку и условия для организации процесса, а также голосования. В украинском языке есть содержательное слово «волеизъявление» и оно имеет значение воля (политическая, гражданская позиция) и ее демонстрация. Любая демонстрация голосования без свободы формирования политической воли является извращенным актом.

Логика запретов правового режима военного положения заключается в недопущении во время войны выборов, референдумов, изменений Конституции и избирательного законодательства. Почему так? Ибо в этот период можно как заставить сторону идти на неконституционные действия или политические уступки, так и невозможен любой конкурентный процесс, состязательность позиций, сторон, на основе которой граждане и должны принимать решения.

Закона о местном референдуме в стране нет, но на нем и невозможно поднимать вопросы территориальной целостности, суверенитета и т.д. Процедура проведения всеукраинского референдума тоже известна, но российская армия запустить маховика не может. Остается имитировать. Опять же, я бы это не называла даже псевдореферендумом, а говорила бы о российской пропагадистской акции. Все, кто примет участие в ее организации, будут отвечать перед законом в перспективе.

Итак, с юридической точки зрения:

  • это действие не имеет никаких признаков референдума;
  • ЦИК прекратил полномочия территориальных комиссий и закрыл доступ к государственному реестру избирателей еще в начале войны, чем уменьшил вес даже этой слабой имитации;
  • результаты имитированного голосования не носят никаких юридических последствий (кроме установления акта агрессии будущим гибридным трибуналом);
  • референдумы в условиях войны/правового режима военного положения в Украине запрещены.

Геополитическим правовым аспектом является то, что Украине будет легче установить акт агрессии на будущем трибунале. То, что для нас и мира очевидно, должно быть зафиксировано в решении уважаемой судебной инстанции. Если Международный уголовный суд уже устанавливает факты совершения военных преступлений, преступлений против человечности и, возможно, акта геноцида, то «матерь всех военных преступлений против Украины» есть акт агрессии, как причина этих действий на местах.

Чтобы осудить Россию, получить репарации и компенсации на уровне государства, нам этот приговор будет очень нужен. Пропагандистская акция, организованная российскими военными в Херсонской области, коммуникация вокруг этих событий в российских медиа и из уст российских чиновников будет еще раз доказывать факт агрессии для его юридического, но на международном уровне признания и осуждения. Итак, документируем и готовим доказательства для трибунала по акту агрессии.


Ольга Айвазовская - председатель правления глобальной сети национальных наблюдателей за выборами (GNDEM), соучредительница ВОО «Гражданская сеть ОПОРА»


Источник: zaxid.net


Подписывайтесь на аккаунт InfoKava.com в Twitter, Facebook или Telegram: в одной ленте новостей - все, что стоит знать о события в Украине и в мире о политике, бизнесе, культуре и экономике.
Ctrl
Enter
Если вы заметили ошибку в тексте
Выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Также по теме
Показать еще новость