» » Страшные человеческие судьбы - куда после Второй мировой убрали инвалидов войны
Все новости

Страшные человеческие судьбы - куда после Второй мировой убрали инвалидов войны

Назвать 9 мая праздником всегда было сложно. Поэтому обходились нейтральным "праздник со слезами на глазах". Он, действительно, был трагичным для миллионов, к которым не вернулись сыновья, отцы, братья. Но и тем, кто вернулся, было непросто - многие из-за того, что попали в плен, провели годы в сталинских лагерях, были поломаны судьбы, искалечены души. Война страшна. Старшее поколение рассказывало, что сразу после окончания Второй мировой, было огромное количество безногих, безруких, слепых, которые, в большинстве своём, нищенствовали... А потом они как-то сразу исчезли с улиц городов. Куда пропали люди? Многие жили домом и семьёй, многие умерли, а было и такое... Рассказывает киновед Виктория Винтер.


В 1950 году по указу Верховного Совета Карело-Финской ССР на Валааме открыли дом инвалидов, разместив инвалидов в бывших монастырских зданиях. Данные правоохранительных органов тех времён таковы: во втором полугодии 1951 года в городах задержано 107 766 нищих, в 1952 году - 156 817 человек, в 1953 году- 182 342 человека. Среди задержанных инвалиды войны и труда составляли 70 процентов. Советская власть считала, что подобное явление позорит страну.


Первая партия поселенцев на Валааме состояла из 500 человек. Это были инвалиды без рук, без ног, ослепшие и оглохшие. Привезли и самых тяжёлых, так называемых "самоваров"- фронтовиков, потерявших и руки, и ноги. Фактически, это была тюрьма - у инвалидов отбирали документы, они были на правах заключённых. Хоронили под номерами. Те,кто был в состоянии работать - работали. Уехать с острова без документов и денег они не могли. Ходили на костылях и ездили на инвалидных каталках, передвигавшихся с помощью, так называемых "утюжков"- приспособлений на руках, к причалу, когда туда приплывали пароходы. Посмотреть на нарядных и весёлых людей, прикоснуться к жизни. Туристы ничего не должны были знать о доме инвалидов.Запрещалось показывать туда дорогу.


Экскурсовод Евгений Кузнецов в своей книге "Валаамская тетрадь" писал: "Понять ли нам с вами сегодня меру беспредельного отчаяния, горя неодолимого, которое охватывало этих людей в то мгновение, когда они ступали на землю сию? В тюрьме, в страшном гулаговском лагере всегда у заключённого теплится надежда выйти оттуда, обрести свободу, иную, менее горькую жизнь. Отсюда же исхода не было. Отсюда только в могилу, как приговоренному к смерти. Ну и представьте себе, что за жизнь потекла в этих стенах.


Видел я все это вблизи, много лет подряд. А вот описать трудно. Особенно, когда перед мысленным взором моим возникают их лица, глаза, руки, их неописуемые улыбки, улыбки существ, как бы в чём-то навек провинившихся, как бы просящих за что-то прощения. Нет, это невозможно описать. Невозможно, наверно, ещё и потому, что при воспоминании обо всем этом просто останавливается сердце, перехватывает дыхание и в мыслях возникает невозможная путаница, какой-то сгусток боли! Простите...


Скажу только, что обворовывали их все, кому не лень, и даже те, кому было лень. Дело доходило до того, что на обед в столовую многие ходили с пол-литровыми стеклянными банками (для супа). Мисок алюминиевых не хватало! Я видел это своими глазами. На вопрос кому-либо из них: "Что привезти из Питера?" - мы, как правило, слышали: "Помидорку бы и колбаски, кусочек колбаски". А когда мы с ребятами, получив зарплату, приходили в посёлок (так теперь стала называться бывшая центральная усадьба монастыря) и покупали бутылок десять водки и ящик пива, что тут начиналось!


На колясках, "каталках" (доска с четырьмя шарикоподшипниковыми "колёсами"), на костылях радостно спешили они на поляну у Знаменской часовни, там рядом была тогда танцплощадка. Для безногих инвалидов! Додуматься только! И был здесь же пивной ларек. И начинался пир. По стопарику водки и по стопарику же ленинградского пива. Да если это "прикрыть" половинкой помидорки да куском "отдельной" колбаски! Бог мой, вкушали ли изощрённейшие гурманы подобные яства! И как оттаивали глаза, начинались светиться лица, как исчезали с них эти страшные извинительно-виноватые улыбки...


Показать же богадельню эту туристам во всей её "красе" было тогда совершенно невозможно. Категорически воспрещалось не только водить туда группы, но даже и указывать дорогу. За это строжайше карали изгнанием с работы и даже разборками в КГБ. И всё-таки кто-то прорывался и всё равно ходил туда. Но, разумеется, поодиночке или группочками по три-четыре человека. Надо было видеть потом опрокинутые лица этих людей, их шок от увиденного. Особенно страшно было встретить женщин в возрасте, потерявших мужей на фронте, да ещё получивших не похоронку, а извещение «пропал без вести». Ведь некоторые из них свершали самые настоящие паломничества по таким заведениям. Пытаясь отыскать своих мужей, сыновей, братьев..."


В 1974 году художник Геннадий Михайлович Добров создал потрясающую до глубины души серию работ "Автографы войны", среди портретов много обитателей дома инвалидов на Валааме. Лишь в 1986 году художнику разрешили, наконец, однодневную выставку. Художник вспоминал своё самое сильное потрясение: спеленутый человеческий обрубок лежал на кровати и смотрел на художника чистыми, ясными глазами.


"Кто это?" - спросил Добров санитара. "Неизвестный. После ранения потерял и слух, и речь, а документов при нём не было". Позже удалось выяснить, что это был Герой Советского Союза Григорий Волошин. Он был лётчиком и выжил, протаранив вражеский самолет. Выжил – и пролежал "неизвестным" в Валаамском интернате 29 лет. Родные Героя Советского Союза узнали о том, как сложилась его судьба, лишь в 1994 году. Сын поставил отцу памятник. Очень многие могилы остались безымянными, поросли травой...


Это государство-людоед способно проводить парады, помпезно отмечать очередную юбилейную дату, тратя на это миллионы. А больше оно не способно ни на что. Позорное государство. Мерзко,что находятся уроды, которые имеют наглость заявлять, что всего этого не было. И потом вешать на себя полосатые ленточки и говорить "никто не забыт, ничто не забыто".


Работы художника Г. Доброва (1937-2011).


Помянем же искалеченные жизни этих людей в День памяти - 9 мая. Быть может, там были и украинцы... Вспомним всех, кто положил голову в той войне - каждый из них защищал свою Родину.


Берегите наших ветеранов войны, ныне защищающих Украину. Каждая утраченная капля крови, каждое ранение, потеря возможности полноценно двигаться не должны стать препятствием для активной жизни. Общество обязано помочь каждому из них, а государство - обеспечить их достойную жизнь. Потому что приходят люди с войны с горькими зарубками на душе...

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Также по теме
Новости партнеров
ОПРОС
Что мешает Украине развиваться и процветать?
Самые распространенные виды взяток в Украине
Анализ запросов украинцев в интернете показал, что больше всего беспокоит жителей каждой области Украины
СМИ: жители ОРДЛО остаются без украинских пенсий
Долг Киева за электроэнергию составляет более 1 млрд грн
Кого читают в Facebook депутаты
Лучшее за неделю
Мультимедиа
В Кировоградской области мужчину раздавило бетонной плитой во дворе собственного дома
Во Львове автомобиль сбил девушку на пешеходном переходе
Известный певец сбил человека возле церкви
В Днепре взорвали авто с девушкой за рулем
В киевской многоэтажке произошел взрыв - идет эвакуация