"Поддержать"
Новости
Все новости

84 дня войны в воспоминаниях славянцев.


Год прошел после окончания боевых действий в Славянске, но жители города помнят события тех дней в деталях. Как все начиналось, как жилось под звуки выстрелов и взрывов, как выживали без газа, света, воды и связи, чем запомнился день освобождения 5 июля. О своих буднях в Славянске во время войны люди рассказывают так, как будто это было вчера.

Светлана, 52 года:
"С каждым днем город пустел. Основным транспортом стал велосипед, автомобили же появлялись крайне редко. Магазины периодически открывались, преобладающие продукты питания – консервы, кое-какие крупы, макароны и прочее. Также имелись продукты, которые не пользовались особой популярностью, такие как сухарики, чипсы, печенье и.т.д. Простой воды купить было практически нереально, максимум – напитки и соки, которые остались на прилавках. Некоторые предприниматели, имеющие генераторы, включали холодильники и завозили немного мяса, которое расходилось быстро. Немного лучше с ассортиментом было на Центральном рынке, куда в перерывах между обстрелами, местные жители выносили свою продукцию. В это же время работало несколько палаток с одеждой, обувью и бытовой химией. Торговались, как могли – продавцы пытались заработать на жизнь, а покупатели сэкономить, ведь денег становилось все меньше".

Константин, 58 лет:
"Центр города оставался без света. Кое-где можно было зарядить телефон возле столбов. В частности, такое место было на остановке по улице Шевченко, где от магазина была выведена розетка. Местные жители приходили со своими тройниками. В зависимости от ситуации, одновременно на остановке могло "заряжаться" порядка 10-15 человек, в моменты обстрелов, оставались 1-2 смельчака. Некоторые приходили с ноутбуками. Также, зарядить телефон можно было возле магазина "Эридан", что расположен возле Центрального рынка. В микрорайоне Артема, как тогда говорили, была "другая жизнь" — работали магазины, была возможность купить молочку и мясные продукты. В некоторых местах было даже холодное пиво. Обладатели велосипедов могли позволить себе скупиться на Артема. Примерно за неделю до освобождения, без света остался весь город, что повергло в шок оставшихся жителей".


Екатерина, 20 лет, студентка:
"С водой было очень плохо. В основном ходили набирать в частный сектор, благо люди позволяли. Также, была скважина во дворе жилого дома, который находится возле горотдела милиции, там зачастую были большие очереди. Микрорайон Артема в основном набирал воду в районе очистных сооружений, но и там очереди были немаленькие. Периодически по городу ездил автомобиль с бочкой, который останавливался в разных районах. В основном развозил такую воду худосочный молодой человек в камуфляжных штанах и пистолетом, часто рассуждавший о грядущем третьем Майдане. Основная масса людей, стоявших за водой – пенсионеры, молодых, как я, практически не было. Однажды неподалеку начался обстрел, но пенсионеры, несмотря на это упорно стояли в очереди за водой. При этом ополченец, невзирая на возмущения, быстро покинул место раздачи. Видно было, что нахождение в открытом месте во время взрывов ему было не по себе".


Виктория, 36 лет, предприниматель:
"С наступлением темноты, город вымирал. Несмотря на введенный комендантский час, выходить на улицу люди прекращали за несколько часов до его наступления. Вечерами и ночами был постоянно слышен лай бездомных собак, которых развелось в ту пору очень много. Наш подъезд был со старой деревянной дверью, и запереть ее на ночь мы возможности не имели, но пенсионерка с 1-го этажа придумала вставлять в дверные ручки швабру, которая хоть как то могла защитить нас от нежелательных гостей.



Вообще, война нас очень объединила, мы проверяли на целостность замки на дверях выехавших соседей. Многие из них доверяли нам ключи от квартир, так, наносив воды из озера на САТУ, я поливала цветы у двух соседок по лестничной площадке. Кроме этого приходилось кормить попугая у третьей. Эти мелочи, как то держали в тонусе, по крайней мере, хоть что-то в жизни в тот момент зависело от меня».

Евгения, 29 лет, педагог:
"В начале июня мне предложили работу в одном из детских лагерей Святогорска. Участившиеся обстрелы побудили меня согласиться на работу и покинуть Славянск, в котором у меня осталась мать. Прибыв на место, я обустроилась и стала готовиться к работе с детьми. В этот день связь в Славянске, да и, собственно, в Святогорске окончательно пропала. Ночь для меня оказалась бессонной, ведь даже за 30 километров постоянно доносились звуки залпов. Целую ночь, я пыталась дозвониться домой, но тщетно. Еле дождавшись утра, я приняла решение возвращаться. Добравшись до автовокзала Святогорска, я узнала, что напрямую в Славянск попасть, возможности нет, и добираться придется в объезд через село Черкасское. В автобусе, который уже следовал прямиком в Славянск, я познакомилась с женщиной, муж которой днями погиб во время обстрела. Сами понимаете, с какими эмоциями я прибыла в город. Я проходила мимо бывшего ДК Артема, там стоял автомобиль, а в нем люди в камуфляже, где то неподалеку во дворах начала работать "Нона" — это были страшные звуки, даже от них начинали дрожать руки. В том момент пришла мысль, — "сейчас придет ответка". Едва успев дойти до самолета по улице Добровольского, полетели снаряды, том момент меня охватил такой страх, что я не могла просто контролировать свое тело. В руках была большая дорожная сумка, через плечо висел ноутбук и ноги стали меня нести непонятно куда. Я услышала мощный взрыв со стороны Альфа-мебели, после чего окончательно потеряла над собой контроль. Выбежав на проезжую часть, я увидела движущийся на скорости автомобиль с шашкой такси. Я практически бросилась на этот автомобиль, благо, человек остановился и помог мне покинуть место обстрела. Больше я Славянск не покидала".

Владимир, 24 года:
"Сотовая связь в Славянске практически отсутствовала. Иногда сигнал «пробивался» и я мгновенно пытался дозвониться к родственникам и друзьям. Главная цель – узнать последние новости, ведь жизнь в неведении сильно давила морально. Использовал в тот момент все имеющиеся старые телефоны и, зарядив их, переставлял карточки разных операторов, чаще всего срабатывал Life. Часто можно было наблюдать картину, когда несколько человек, расположенных рядом говорили по телефону, так сказать находили место «где ловит".
Наталья, 67 лет, пенсионерка:
"Несмотря на весь драматизм происходящего, наши соседи в доме по бульвару Пушкина, однажды от скуки устроили субботник и шутили при этом, что для такого события точно должна была случиться война".
Людмила, 61 год, пенсионерка:
"Ночь с 4 на 5 июля была особо "громкой". Казалось, стреляют во все стороны. Над центром города запускались сигнальные ракеты разного цвета. Периодами, звуки выстрелов и зарево в небе были настолько плотными, что напоминали запуск фейерверка. Это была одна из самых "горячих" ночей, тем не менее, в центр города снаряды практически не попадали. К утру все стихло. Выйдя на улицу, мы поняли, что город пуст".


Елена, 27 лет, психолог:
"Утром, 5 июля, ко мне пришел брат и сообщил, что блокпосты на территории города пусты и позиции, ранее занятые боевиками брошены. Выйдя на улицу, я увидела простых людей, тянущих сумки и небольшие тележки со стороны здания СБУ. Подойдя к самому зданию, первыми в глаза бросились люди, разбивающие железной арматурой огромный кусок замороженного мяса, как я тогда поняла, его достали из холодильников, которые были расположены на территории захваченного здания. Кроме этого, выносились – консервы, сигареты, тушенка. Я наблюдала за этим несколько минут, после чего в голову пришла мысль, что это место может быть заминировано, либо, оставшиеся боеприпасы просто сдетонируют. Отправившись дальше, я пошла по улице Карла Маркса в направлении к площади. Я видела, как тащат обувь, мелкую бытовую технику и даже железный штатив под капельницу.

Подойдя к исполкому, я увидела небольшое скопление местных жителей, которые обсуждали происходящее мародерство в городе. Один из присутствующих мужчин предложил сформировать дружину и дежурить, дабы не допустить полного безвластия. После к нам подошел другой житель, который сообщил, что в город входит наша армия. Я встретила колонну военнослужащих на перекрестке улиц Шевченко и Юных Коммунаров, солдаты двигались со стороны Славкурорта. По щекам непроизвольно лились слезы, в тот момент я осознала, что, наконец, все закончилось".

Александр, житель микрорайона Целинный:
"Всю войну я просидел в городе. Пережил много. Уезжать не хотел из собственного дома. Семью отправил еще в мае из города. Сам кормил кроликов, собак и курей у некоторых соседей. Спал в подвале. В моем доме все было цело до последнего. Один из самых страшных дней был 5 июля. Мой дом пострадал именно в этот день, выбило окна и разбило крышу. К сожалению дома некоторых людей на моей улице выгорели дотла".

Николай, 49 лет, житель частного сектора:
"Покидать свой дом я не хотел. Вместе с женой и ребенком оставался в городе до тех пор, пока в моем районе был свет. Живу рядом с автовокзалом. При этом бензобак в машине держал полным, на случай экстренного выезда. Ведь уже в июне заправиться в городе было трудно. Половина заправок не работала. Бензин достать было сложнее, чем газ.

Выехать пришлось 8 июня. К тому времени несколько дней уже не было света. Связь "ловила с трудом". Телефон заряжал от аккумулятора автомобиля. Другие за 1 грн. Возле магазина Эридан, в р-не центрального рынка. Были пункты зарядки и на Черевковке. К обстрелам постепенно привыкли, научились определять, откуда и куда стреляют. Был даже какой-то определенный график, мне кажется. Я например подметил, что начинались в районе 5 часов утра. Потом после часа дня. Вечерние обстрелы около 19.00, но тут по-разному. В перерывах между обстрелами была "сумасшедшая" тишина. Машины не ездили, поезда не ходили, производство стояло. Только лай собак.
8 июня я принял решение выезжать из города, единственный более менее безопасный путь был это через Былбасовку, Барвенково. Так и выехали. Страшно очень было предвигаться по городу, в любой момент мог начаться обстрел». Дороги кругом перегорожены. Автомобилем проехать сложно, только дворами.

Виктор, 57 лет:
"Я всю войну просидел в городе. Живу в частном секторе, под домом огромный подвал. Спустил туда диван, ноутбук, стол. На экстренный случай для успокоения нервов был спирт. Когда не стало света. Еда долго не хранилась. Ходил собирал по огородам овощи у соседей, которые выехали. Научился варить отличный грибной суп из кабачков. Вода была в колодце у соседа. Туда ходила вся округа.Однажды помню, надоели кабачки и картошка, захотелось мяса. Решил настрелять голубей. В огороде у соседа стояла миска с зерном для кроликов, которых он выпустил на вольные хлеба, когда покидал город, и туда прилетали голуби. Взял воздушку и лег в бурьяне в ожидании голубей. В это время с двумя ведрами за водой к соседу шел какой-то мужчина, увидел меня с ружьем в бурьяне – убегал так, что и ведра бросил. Я ему в след "Мужчина, постойте"… Да какой там, побежал без оглядки. А я потом подумал, щас пойдет на ближайший блокпост и доложит, мол диверсант с ружьем, придет ополчение и одному Богу ведомо, что со мной сделают. Два дня дома не появлялся, ночевал у знакомого в подвале. Потом вернулся все-же".
Василий, 36 лет:
"Практически всю войну был в городе. Живу в центре города. Семью вывез, а сам охранял квартиру от мародеров. Иногда сидели в подъезде во время обстрелов, иногда спускались в подвал. Продукты кое-какие были в магазинах. Работал один на ул. 1 мая. Туда ходил. Там же можно было и телефон зарядить. Связь "ловили" на крышах девятиэтажек. С сигаретами была большая напряженка. Выменял помню две пачки сигарет на блокпосту за две канистры солярки. Растягивал удовольствие, как мог. Решился выехать из города 4 июля. Выезжал через Краматорск. До Краматорска в маршрутке заплатил 120 грн. Ходила одна на Краматорск рано утром около 7.00, но не каждый день. По ситуации. На следующий день после отъезда узнал, что колонна Гиркина из города вышла. Не мог в это поверить. Казалось как что-то нереальное. Я потом еще неделю в город не возвращался, казалось, что это какая-то провокация и ополчение снова вернется. Но, потом 12 июля все же решился приехать. В городе полным ходом раздавали гуманитарку, баррикады разбирали, бурьян косили.


Александр 68 лет, пенсионер:
"Сидел в городе пока мог. Жена болеет, лежит не встает. Перевозить ее очень сложно, да она и не хотела из квартиры выезжать. Говорила, что умирать будет дома. А я сидел рядом с ней, ей ведь лекарства нужно принимать, она после инсульта. Запасы крупы сделал, соль, подсолнечное масло, мука. Да и вобщем иногда удавалось выйти в магазин. Когда не стало воды, ходил в Лимане набирал для унитаза. Иду, записочку в карман кладу, с именем и адресом, чтобы потом опознали если убъет. Все время было страшно за жену, вдруг со мной что случиться, как она там сама, кто о ней позаботиться. Давал ей мобильный телефон, чтобы в случае чего звонила дочери. Она в Донецке жила. Когда в соседний дом на ул. Лозановича попал снаряд, дочь не выдержала. Наняла машину из Донецка, приехала за нами. Тогда никто ехать в Славянск не соглашался, пришлось отдать деньги, которые с женой «на похороны с пенсии откладывали".
Олег, 50 лет:
"О том, что из города ушло ополчение узнал от соседа. Прибегает ко мне и говорит, люди все из магазинов тащат. В городе пусто, на блокпостах никого нет. Да в этот момент безвластия в городе мародерство было страшное. Люди какие-то ошалевшие. Шмотки из магазинов гребли, бытовую технику, тянули что могли. По пустым домам стали лазить. Даже когда солдаты в город вошли, не сразу все прекратилось".


Алла, 32 года:
"Уехала из города 11 мая. Все это время наблюдала за тем, что здесь происходит только по теленовостям или узнавала из интернета. Пока была связь, созванивалась с соседом. Потом и он выехал из города. Была в неведении, что с домом. Следила за новостями и смотрела в каком районе были обстрелы. О неожиданном уходе из города ополчения узнала от подруги. Сразу не поверила. Потом промониторила новости, и правда увидела, что в городе украинская армия. Возвращаться с ребенком не спешила. Мне было страшно, мысли разные. Ведь осталось куча неразорванных снарядов, да и потом, за что жить. Работы нет. Исходя из тех картинок, которые видела по телевизору, казалось, что от Славянска ничего не осталось, одна руина и выжженные улицы. Вернулась 13 июля, желание увидеть дом победило. Все оказалось не так страшно. К тому же баррикад оставалось мало. Мусор да, оборванные провода в некоторых местах. Работало очень много коммунальных служб. Пиротехники. Хотя люди казались какими-то озверевшими что ли, смотрели на друг друга из под лобья, подозрительно как-то. В асфальте воронки от снарядов. Семеновка – это вообще жуткое зрелище. Страшно представить даже, что людям пришлось пережить."




Источник

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Twitter.

Ctrl
Enter
Если вы заметили ошибку в тексте
Выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Также по теме
Показать еще новость